Mitrius (mitrius) wrote,
Mitrius
mitrius

Гибель Дагни Юль

В Тбилиси недалеко от Сухого моста есть площадь, на которой стоят два несколько обшарпанных дома. В левом из них когда-то был "Лондон", в правом -- "Гранд-Отель", известные гостиницы в Тифлисе (вторая, кажется, не настолько шикарная as the name implies). На обоих сейчас висят таблички с норвежскими именами и датами рубежа XIX и XX веков. В "Лондоне" жил выдающийся писатель Кнут Гамсун, а в "Гранд-Отеле" писательница (увы, не "выдающаяся", но не всем же Нобелевские премии иметь, как Гамсуну) Дагни Юль погибла трагической смертью. Под второй доской продаётся ковёр и фотоальбом некого А. М. Д. (была такая значимая для эпохи символизма ассоциация, но это совпадение) из 1909 года.


Дагни Юль была женой Станислава Пшибышевского. Его имя и имя Гамсуна неразделимы с русским Серебряным веком. Сейчас их (даже Гамсуна, будем честны -- и не только из-за его сотрудничества с Гитлером) мало кто читает. Но в то время русский писатель-модернист -- да и читатель, следивший за современной литературой, -- непременно зачитывался обоими. Гамсун выходил огромными тиражами: русские девушки называли возлюбленных Гланами, а себя Иллаяли. Под влиянием плохих переводов Пшибышевского, копировавших польский синтаксис, русские модернисты писали без местоимения "он": "Вошел. Крикнул". Без них двоих не было бы, конечно же, в привычном нам виде ни Андрея Белого, ни Ахматовой, ни... список можно продолжать, вплоть до советской прозы 20-х. Со своей стороны, северяне тоже любили Россию и посещали наиболее раскрученный с туристической точки зрения регион империи -- "Кавказ", как это тогда называлось без особой дифференциации.

История Дагни Юль -- готовый сериал, финдесьекль как он есть, а также известный и в русской литературе сюжет.

Её в детстве воспитывала одна из первых норвежских феминисток, но статья о ней в английской Википедии определяет ее как "famous for her liaisons with various prominent artists". Такова была женская доля. Юль рано освоилась в богемном мире Христиании (как тогда назывался Осло). Там она познакомилась с Эдуардом Мунком, который много ее писал и взял ее в Берлин, где уровень богемы был, конечно, совсем другой. Потом был короткий роман с Августом Стриндбергом (напомним, Швеция в это время в унии с Норвегией) и собственно брак с Пшибышевским.



Наступает первая трагедия: Пшибышевский пытается вернутья к предыдущей (неофициальной) жене, матери его детей, вскоре та гибнет от отравления угарным газом, и Станислав некоторое время проводит в тюрьме по подозрению в убийстве, откуда выходит, оправданный, как принято говорить, законом, но не молвой.

У Дагни рождается двое детей от Пшибышевского, но воспитывать их негде, кроме как у ее родителей в Норвегии: отец пьет, у обоих родителей постоянно новые романы, по два и три одновременно. Место действия переносится в австрийскую часть Польши, где муж знакомит Дагни с новыми поклонниками, в том числе Генриком Сенкевичем, а также, разумеется, время от времени в Париж. Летом 1901 года Юль едет на Кавказ с сыном промышленника Владиславом Эмериком, взяв с собой пятилетнего сына Зенона, которого совсем некуда было пристроить. 5 июня Эмерик убил ее в номере "Гранд-Отеля" выстрелом в голову и сам попытался застрелиться. Мальчик на все это смотрел.

Зенон Пшибышевский прожил долгую жизнь, 93 года, воспитывался в Швеции, стал дипломатом, написал по-шведски воспоминания под названием "И я был в Аркадии". Ничего так Аркадия.
Считается, что убийство Дагни Юль нашло отражение в рассказе Бунина "Генрих". "Венские пропойцы, вроде Пшибышевского", там даже прямо упоминаются.
Tags: литература и её вéдение
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments