Mitrius (mitrius) wrote,
Mitrius
mitrius

на смерть Ариадны Ивановны (+12 апреля 2015 г.)



Сандро все называли по имени, Кибрика -- часто по фамилии, Ариадну Ивановну (в последние годы) -- по имени и отчеству. Она преподавала на кафедре теоретической и прикладной лингвистики с самого её основания в 1960 году, -- полвека (с перерывом на то время, когда она руководила кафедрой финно-угорской филологии, к сожалению, расформированной в 1997 году). Кроме работ по уральским языкам (среди которых выделяются труды по селькупскому языку), Ариадна Ивановна написала недавно переизданную книгу об истории глаголов движения в русском языке, диссертацию о русской морфемике и, в соавторстве с Т. Ф. Ефремовой, фундаментальный "Словарь морфем русского языка" -- в котором можно без труда получить список русских чередований, узнать, в каких морфемах и- меняется на ы- (типа "безынтересный") и выяснить, что в слове "вынуть" нулевой корень.

На кафедре она вела самые разные курсы -- общую морфологию, историю лингвистических учений, множество спецкурсов по типологии и уральским языкам, наконец, долгие годы преподавала старославянский язык. Для нескольких выпусков она была одним из тех преподавателей, кто знакомил студентов с лингвистикой в первом, самом важном семестре -- уважительно и внимательно выслушивая их выступления на коллоквиуме (произносилось "коллёквиум") по старославянскому. По сути, это была первая после поступления серьёзная отчётность.

В конце 70-х на студенческих капустниках была популярна песня на мотив "Шарабана":

А я студентка курса второго,
Отец -- Звегинцев, мать -- Кузнецова.

Всё так: и не случайно именно Кузнецовой первый завкафедрой ТиПЛ В. А. Звегинцев передал свой любимый предмет, историю лингвистических учений. Но не вяжутся с образом Ариадны Ивановны слова "старейший профессор", "основательница"... Первое, что вспоминается многим в эти дни -- сияющие голубые детские глаза, юношеская открытость и непосредственность, склонность к озорству и шалости. Она цитировала в статье об ирреалисе последний роман Харуки Мураками, собирала марки (конечно же, финно-угорских стран) и запросто обменивалась ими со студентами, диктовала свой телефон: "124 в периоде" (поди забудь!).

Она очень любила лингвистические экспедиции, и в этом тоже было немало подросткового максимализма. Ариадна Ивановна рассказывала, что, когда она первый раз пошла в экспедицию, родители заявили ей: "можешь к нам не возвращаться". Это ее, конечно, не остановило. Студенты рассказывают, как по части энергии она давала им сто очков вперед, как она быстрым шагом обходила с маленьким рюкзачком за спиной селькупских или бесермянских информантов. Часто вспоминают про "основные" отипловские экспедиции, прежде всего кавказские, во главе с ушедшими незадолго до неё А. Е. Кибриком и С. В. Кодзасовым. А у Кузнецовой была "своя" серия экспедиций, она создала школу из нескольких поколений уралистов, про которых говорят -- "они из экспедиции Ариадны Ивановны". Об этом будет еще немало написано.

Светлые глаза, светлая душа. Светлая память.
Tags: in memoriam
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 15 comments