October 23rd, 2015

additional

Т. М. Николаева (1933-2015)

Все воспоминания получаются в спародированном Довлатовым духе: "В эту бильярдную меня затащил Набоков, боясь обидеть Рахманинова, я всё же зашёл на его концерт". Я тут только зеркало, отражение света, не больше, но без этого слова не обойтись, простите.
Первое занятие по семиотике у Татьяны Михайловны. "Леви-Стросс родился в семье музыканта, так что его можно назвать и Леви-Штраусс". "Классификация ученых" с посвящением Зализняку: "старое о старом, старое о новом, новое о новом -- и самые гениальные: новое о старом". Пригласила вести лекции Шаумяна (его тоже нет уже) и Руднева. Спросила Шаумяна: "Рассказывать им про 26 комиссаров?" -- Себастиан Константинович ответил: "Не надо".
Когда я ей сдавал экзамен, спросила тему моей курсовой. "Просодическая интерференция во французской речи русских, у Златоустовой. Сравниваю с речью французов". -- "Французы вам тоже пиджин будут выдавать". Так и не спросил почему.
Ей почти всегда, когда она меня видела, было что сказать лично мне. "Митя" (веско так, с паузой). И она мне что-то сообщала, как бы со словами "а между прочим". Про гений, про Пруста, про частицы, про ведение хозяйства, про сон.
Спрашивала про мои домашние дела, рассказывала про свои.
Однажды она хотела меня женить, и даже сказала на ком. Позвонила с этим, кажется!
Очень тяжело переживала смерть мужа, но утешалась, разбирая и издавая его работы. Дала такой же совет А. И. Коваль после смерти Кибрика. Я как-то пожелал ей всего самого лучшего в день рождения. Удивилась. "Это вы говорите вдове?"
В гостинице "Академическая" на Миллионной в Петербурге как-то она звала меня к себе и к дочери Т. А. Михайловой в номер, поговорить. А я как раз в ту ночь остановился у друзей.
Иногда я сдуру заходил с какими-то делами в "Вопросы языкознания" -- батюшки, а там редколлегия! Татьяна Михайловна сидела за своим столом в углу, обязательно без единого исключения на редколлегии был Алпатов, остальной состав варьировал. Казанский был почти всегда. Перед Алпатовым и Казанским было каждый раз очень стыдно. Стою с кепкой в руке. Все на меня -- тсс! А Татьяна Михайловна: "Митя!" И что-то сообщает. Например: "Почему про меня в разделе "информация" Фейсбука написано в прошедшем времени? Я еще не умерла".